Определение второго кассационного суда общей юрисдикции от 05.11.2019 по делу N 88-28/2019

"Об отмене определения: направив на новое рассмотрение дело о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда, суд исходил из того, что доводы истца предметом исследования нижестоящего суда не являлись и правовой оценки в обжалуемом судебном постановлении в нарушение ст. 327.1, 329 ГПК РФ не получили"
Редакция от 05.11.2019 — Действует

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 5 ноября 2019 г. по делу N 88-28/2019

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Захаровой С.В.,
судей Матушкиной Н.В. и Курчевской С.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К. к Акционерному обществу "Железнодорожная торговая компания" о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда (номер дела, присвоенный судом первой инстанции 2-10349/2018) по кассационной жалобе К. на решение Мещанского районного суда города Москвы от 17.10.2018 и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04.04.2019, которыми в удовлетворении иска отказано.

Заслушав доклад судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции Захаровой С.В., объяснения К., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя акционерного общества "Железнодорожная торговая компания" Б.В. (по доверенности), возразившей против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Рупиной В.В., полагавшей судебное постановление суда апелляционной инстанции подлежащим отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции,

судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

установила:

К. обратилась в суд с иском к Акционерному обществу "Железнодорожная торговая компания" (далее - АО "Железнодорожная торговая компания", АО "ЖТК") о признании приказа об увольнении N 122-к от 21.05.2018 незаконным, восстановлении на работе в прежней должности начальника юридического управления, оплате времени вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда в размере 1000000 руб.

В обоснование заявленных требований К. указала, что с 02.07.2007 осуществляла трудовую деятельность в АО "Железнодорожная торговая компания", с 11.02.2008 в должности начальника юридического управления, приказом N 122-к от 21.05.2018 была уволена по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи сокращением штата работников организации. Свое увольнение истец считает незаконным, дискриминационным, поскольку приказ об увольнении подписан неуполномоченным лицом, сокращение штата носило фиктивный характер, на момент сокращения штата занимаемая ею должность отсутствовала в штатном расписании, в связи с чем не могла быть исключена, работодателем не были предложены все имеющиеся вакантные должности, нарушены положения Коллективного договора о порядке регулирования численности работников.

Решением Мещанского районного суда города Москвы от 17.10.2018 в удовлетворении иска К. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04.04.2019 указанное решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе К., поданной во Второй кассационный суд общей юрисдикции, ставится вопрос об отмене решения Мещанского районного суда города Москвы от 17.10.2018 и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04.04.2019 как незаконных.

Заявитель указывает, что приказ об увольнении подписан неуполномоченным лицом, сокращение штата носило фиктивный характер, на момент сокращения штата занимаемая ею должность отсутствовала в штатном расписании, в связи с чем не могла быть исключена, работодателем не были предложены все имеющиеся вакантные должности. Кроме того, суды не дали должной правовой оценки заявлению истца о подложности представленных ответчиком доказательств.

От представителя АО "Железнодорожная торговая компания" поступили возражения на кассационную жалобу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на жалобу, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно ст. 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что К. с 02.07.2007 принята на работу в АО "ЖТК" на должность начальника отдела учета, регистрации имущества и земли, о чем сторонами заключен трудовой договор N 03 от 02.07.2007; с 11.02.2008 истец переведена на должность начальника юридического управления, с 09.11.2015 - на должность советника директора по правовым вопросам в аппарат управления Московского филиала, с 19.02.2016 - на должность начальника юридического управления в аппарат управления.

Согласно выписке из протокола N 13 заседания Совета директоров АО "ЖТК" от 16.08.2016 на заседании принято решение об утверждении организационно-штатной структуры АО "ЖТК" (орган управления), в соответствии с которой из структуры организации исключено юридическое управление.

13.12.2016 приказом N 384-к от 13.12.2016 истец уволена с занимаемой должности по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Апелляционным определением Московского городского суда от 14.09.2017 отменено решение Мещанского районного суда г. Москвы от 12.04.2017 и К. восстановлена на работе в ОАО "ЖТК" в должности начальника юридического управления, в ее пользу взыскан средний заработок за время вынужденного прогула, компенсация морального вреда.

Как следует из апелляционного определения Московского городского суда от 14.09.2017, АО "ЖТК" внесены изменения в штатное расписание, в соответствии с которыми из него исключено юридическое управление, включен юридический отдел, в котором истцу предлагалась должность начальника отдела, при этом в результате внесения изменения в штатное расписание прежняя трудовая функция К. не сохранилась; признавая увольнение К. по п. 7 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации незаконным, судебная коллегия исходила из того, что изменение ответчиком штатного расписания с ликвидацией юридического управления и созданием взамен него иного структурного подразделения свидетельствует о сокращении существующих должностей в связи с изменениями в направлении деятельности общества и необходимости проведения в связи с этим процедуры сокращения штата, основанием для расторжения трудового договора по которому является п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, а условий для применения положений ст. 74 Трудового кодекса Российской Федерации к возникшим правоотношениям не имелось.

Во исполнение апелляционного определения Московского городского суда от 14.09.2017 приказом АО "ЖТК" от 15.09.2017 N СШ-297/1 в штатное расписание аппарата управления АО "ЖТК" с 15.09.2017 введена одна штатная единица должности начальника юридического управления.

Приказом АО "ЖТК" от 15.09.2017 N 196-к приказ об увольнении К. от 13.12.2016 N 384-к отменен, К. 15.09.2017 допущена к исполнению трудовых обязанностей по должности начальника юридического управления аппарата управления АО "ЖТК" с должностным окладом в размере 218715 руб.; согласно акту от 15.09.2017 истец ознакомлена с указанным приказом, однако от его подписи в подтверждение ознакомления отказалась.

Приказом АО "ЖТК" от 24.11.2017 N СШ-375 с 24.11.2017 из штатного расписания аппарата управления АО "ЖТК" выведена одна штатная единица должности начальника юридического управления.

Уведомлением от 28.11.2017 N 224 о принятом решении о сокращении штата работников организации в связи с изданием приказа N СШ-375 от 24.11.2017 уведомлена первичная профсоюзная организация АО "ЖТК".

04.12.2017 на основании вышеуказанных решения Совета директоров от 16.08.2016 N 13, приказа от 24.11.2017 N СШ-375 и в соответствии с положениями ч. 2 ст. 180, ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации К. под роспись было вручено уведомление о сокращении штата, которым работодатель предупредил истца о том, что занимаемая ею должность начальника юридического управления подлежит сокращению. Одновременно истцу предложен перевод на другую работу и разъяснено, что в случае несогласия с переводом она подлежит увольнению по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

21.05.2018 предложением N 172 ответчик предлагал истцу перевод на имеющиеся в аппарате управления АО "ЖТК", Московском филиале АО "ЖТК" и ТПО "Московское Санкт-Петербургского филиала АО "ЖТК" вакантные должности, соответствующие квалификации истца, а также нижестоящие и нижеоплачиваемые должности.

Истец была ознакомлена с предложениями от 04.12.2017, 21.05.2018 под роспись, согласия на перевод на должности, указанные в предложении от 04.12.2017, не выразила, от перевода на должности, указанные в предложении от 21.05.2018, письменно отказалась.

21.05.2018 приказом N 122-к от 21.05.2018, подписанным первым заместителем генерального директора АО "ЖТК" Б.Ф., с которым истец ознакомлена в тот же день, К. уволена по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением штата работников организации; основанием увольнения в приказе указан приказ от 24.11.2017 N СШ-375, уведомление от 04.12.2017 N 224, предложение о переводе на другую работу от 21.05.2018 N 172.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований К. к Акционерному обществу "Железнодорожная торговая компания" о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что сокращение штата, а именно, занимаемой истцом должности начальника юридического управления, в действительности имело место, увольнение произведено с соблюдением требований, предусмотренных статьями 81, 82 и частью 2 ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации, работодателем приняты меры по трудоустройству истца, в то время как истец не выразила согласия на перевод на другую работу, соответствующую ее квалификации, нижестоящую должность, нижеоплачиваемую работу.

При этом суд первой инстанции указал, что в период проведения организационно-штатных мероприятий работодатель дважды - 04.12.2017 и 21.05.2018 - предлагал истцу все имевшиеся вакантные должности, соответствующие ее уровню квалификации и образования и нижестоящие должности; должности главного специалиста отдела администрирования закупочной деятельностью, ведущего специалиста отдела администрирования закупочной деятельностью, начальника отдела администрирования аренды и эксплуатации недвижимости, главного специалиста отдела администрирования аренды и эксплуатации недвижимости, начальника, заместителя начальника, главного специалиста отдела безопасности, ведущего специалиста отдела безопасности, начальника, главного специалиста, ведущего специалиста сектора управления персоналом, главного специалиста и специалиста 1 категории группы социального развития, главного специалиста отдела закупок и ценового контроля, специалиста 1 категории отдела администрирования аренды и эксплуатации недвижимости - не являлись вакантными и не могли быть предложены истцу ввиду того, что к моменту уведомления о сокращении были заняты другими работниками; должности генерального директора, заместителей генерального директора являлись вышестоящими по отношению к должности начальника управления, которую занимала истец; по остальным должностям истец не соответствовала требованиям к опыту работы и квалификации, закрепленным должностными инструкциями, в связи с чем обязанности по предложению истцу указанных должностей у работодателя не имелось.

Судом также установлено, что приказ об увольнении истца подписан заместителем генерального директора АО "ЖТК" Б.Ф., полномочия которого на издание соответствующих приказов от имени работодателя АО "ЖТК" подтверждены доверенностью от 16.04.2018 N 52-Д, выданной генеральным директором Ш., согласно которой Б.Ф. уполномочен осуществлять права и обязанности работодателя в отношении работников общества, в числе прием, перемещение и увольнение работников, заключать и расторгать с ними трудовые договоры, применять к работникам меры дисциплинарного взыскания и поощрения в соответствии с трудовым законодательством Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев дело по апелляционной жалобе К. на решение Мещанского районного суда города Москвы от 17.10.2018, согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции считает, что выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также сделаны с существенным нарушением требований процессуального закона.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

В силу ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 2 или 3 части первой настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Как следует из разъяснений, данных в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", в соответствии с ч. 3 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Судам следует иметь в виду, что работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

При этом необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 2 части первой статьи 81 Кодекса возможно при условии, что он не имел преимущественного права на оставление на работе (статья 179 Трудового кодекса Российской Федерации) и был предупрежден персонально и под роспись не менее чем за два месяца о предстоящем увольнении (часть вторая статьи 180 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Таким образом, при рассмотрении иска о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 2 части 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации, к обстоятельствам, имеющим значение для дела, которые необходимо установить суду, относятся: реальность сокращения численности (штата) работников; предупреждение работника о предстоящем сокращении не менее чем за 2 месяца; наличие у работодателя вакантных должностей в данной местности и предложение работнику с учетом имеющейся у него квалификации всех имеющихся вакантных должностей в период с момента уведомления о сокращении должности (штата) до увольнения; соблюдение преимущественного права на оставление на работе.

Признавая увольнение К. по пункту 2 части первой статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с сокращением численности или штата работников организации законным, суд первой инстанции исходил из того, что у работодателя имелись основания для такого увольнения К., и порядок ее увольнения по данному основанию работодателем был соблюден.

Проверяя законность вынесенного судом первой инстанции решения и указывая, что истцу были предложены все имеющиеся у ответчика вакантные должности в данной местности, соответствующие ее квалификации, а также вакантные нижестоящие должности, суд апелляционной инстанции установил, что должности главного специалиста отдела администрирования закупочной деятельностью, ведущего специалиста отдела администрирования закупочной деятельностью, начальника отдела администрирования аренды и эксплуатации недвижимости, главного специалиста отдела администрирования аренды и эксплуатации недвижимости, начальника, заместителя начальника, главного специалиста отдела безопасности, ведущего специалиста отдела безопасности, начальника, главного специалиста, ведущего специалиста сектора управления персоналом, главного специалиста и специалиста 1 категории группы социального развития, главного специалиста отдела закупок и ценового контроля, специалиста 1 категории отдела администрирования аренды и эксплуатации недвижимости обоснованно не были предложены К., поскольку не являлись вакантными ввиду того, что к моменту уведомления истца о сокращении были заняты другими работниками; должности генерального директора, заместителей генерального директора являлись вышестоящими по отношению к должности начальника юридического управления, которую занимала истец, а по иным вакантным должностям истец не соответствовала требованиям, предъявляемым к кандидатам на их замещение, в связи с чем обязанности по их предложению истцу у работодателя не имелось.

Суд апелляционной инстанции также указал, что ответчиком правомерно не предложены истцу должности, на которые в связи с изменением наименований отделов осуществлялся перевод работников с аналогичных должностей, поскольку в соответствии с действующим законодательством указанные должности не являлись вакантными.

Однако вышеуказанные выводы судов первой и апелляционной инстанций сделаны без учета норм права, регулирующих спорные отношения, и установления обстоятельств, имеющих значение для дела.

В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По смыслу данной нормы, бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела, между сторонами спора подлежит распределению судом на основании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также с учетом требований и возражений сторон.

В соответствии с положениями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

При принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению (часть 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд (абзац первый части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

С учетом исковых требований К., их обоснования, возражений ответчика относительно иска и регулирующих спорные отношения норм материального права обстоятельством, имеющим значение для дела, являлось, в том числе, установление наличия в АО "Железнодорожная торговая компания" вакантных должностей в данной местности и предложения ответчиком истцу всех имеющихся вакантных должностей с учетом имеющейся у нее квалификации, а также вакантных нижестоящих должностей или нижеоплачиваемой работы в течение всего периода проведения мероприятий по сокращению - с момента уведомления истца о сокращении должности (штата) до ее увольнения.

Суды первой и апелляционной инстанций при разрешении настоящего спора в результате неправильного применения норм права, подлежащих применению по данному делу, не определили и не установили названные юридически значимые обстоятельства для разрешения спора по иску К. о восстановлении на работе в прежней должности и иных исковых требований.

Между тем, как следует из материалов дела, К. указывала в исковом заявлении, письменных объяснениях, в судебных заседаниях суда первой инстанции и в апелляционной жалобе на то, что в период проведения мероприятий по сокращению ее должности приказом от 22.12.2017 N СШ-421 в штатное расписание АО "Железнодорожная торговая компания" были введены 16 новых должностей, большая часть из которых ей предложена не была; новые вакантные должности были предложены ответчиком иным сотрудникам, которые в период с 22.12.2017 по 21.05.2018 были приняты на них, в том числе в порядке перевода, при этом в отношении данных сотрудников не проводились организационно-штатные мероприятия в связи с их сокращением, что свидетельствует о нарушении процедуры и порядка увольнения истца.

Однако данным доводам К. судом оценка не дана.

Как следует из протокола судебного заседания суда первой инстанции от 17.10.2018, содержащиеся в томе 2 гражданского дела копии приказов о приеме работника на работу, о переводе работника на другую работу, должностные инструкции, в том числе на вновь введенные в штатное расписание 22.12.2017 должности (т. 2 л.д. 4-95), судом в нарушение ч. 1 ст. 157, ст. 181, ч. 1 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не исследовались и при принятии решения правовой оценки не получили (т. 2 л.д. 96-98).

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции полагает необходимым также обратить внимание на то, что судом первой инстанции не выполнены предписания частей 3 и 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и не дана правовая оценка доводам К. о том, что по смыслу ст. 72.1 Трудового кодекса Российской Федерации перевод работника с одной должности на другую предполагает занятие работником вакантной должности, в то время как в силу правил ч. 3 ст. 81, ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации в течение всего периода проведения мероприятий по сокращению подлежащему увольнению по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации работнику работодателем должны быть предложены все вакантные должности в данной местности, которые работник может занимать с учетом имеющейся у него квалификации, а также вакантные нижестоящие должности.

Обстоятельства того, являлись ли вновь введенные в штатное расписание 22.12.2017 вакантные должности подходящими для истца с учетом имеющейся у нее квалификации, образования и опыта работы, судом первой инстанции при рассмотрении исковых требований К. установлены не были, предметом исследования и оценки, вопреки положениям статей 56, 67, 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не являлись.

Также в нарушение положений ч. 3 ст. 81, ст. 180 Трудового кодекса Российской Федерации и разъяснений пунктов 23, 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" суд первой инстанции оставил без внимания факт непредставления работодателем в материалы дела доказательств, свидетельствующих о том, что К. не соответствовала квалификационным требованиям, предъявляемым для занятия вакантной должности ведущего специалиста по специальным работам.

Суд апелляционной инстанции не устранил допущенные судом первой инстанции нарушения норм материального и процессуального права.

В силу положений статей 67, 71, 195 - 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, а выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требования относимости и допустимости. В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.

Вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что должности генерального директора, заместителей генерального директора являлись вышестоящими по отношению к должности начальника юридического управления, которую занимала истец, не основан на материалах дела, поскольку в нарушение части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подтвержден какими-либо доказательствами, ссылка на них в обжалуемом решении и апелляционном определении отсутствует.

Отвергая доводы К. о неправомерном не предложении ей ответчиком вакантных должностей заместителей генерального директора, в том числе должности заместителя генерального директора по безопасности, первого заместителя генерального директора, заместителя генерального директора, суд первой инстанции вместе с тем, не установил, какое место должность начальника юридического управления занимает в структуре организации, каково ее соотношение с должностями заместителей директора, а также являлись ли данные должности подходящими для истца с учетом имеющейся у нее квалификации, образования и опыта работы.

Таким образом, суд первой инстанции обстоятельства, имеющие значение для дела, в нарушение норм трудового законодательства и требований процессуального закона о доказательствах и доказывании в гражданском процессе, не выяснил и не установил.

Нарушения, допущенные судом первой инстанции, не были устранены и судом апелляционной инстанции.

Между тем, пунктом 29 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" разъясняется, что если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 1 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств. Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 2 ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (ч. 2 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В нарушение приведенных норм процессуального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по их применению суд апелляционной инстанции уклонился от возложенной на него процессуальным законодательством обязанности по созданию условий для полного и всестороннего установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, не дал оценки доводам апелляционной жалобы К. о не предложении ей в соответствии с положениями статьи 180 и части 3 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации работодателей всех вакантных должностей.

В результате неправильного применения норм материального права и существенного нарушения норм процессуального права суды не определили обстоятельства, имеющие значение для дела, не установили эти обстоятельства, не оценили в совокупности имеющиеся по делу доказательства, в связи с чем их выводы о том, что увольнение К. по пункту 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации произведено работодателем в соответствии с действующим трудовым законодательством, неправомерны.

Кроме того, заслуживающими внимания являются доводы К., приводившиеся ею в апелляционной жалобе от 19.12.2018, о том, что ответчиком дважды - аналогичными приказами от 20.12.2017 N СШ-417 и от 22.12.2017 N СШ-421 в штатное расписание введены одни и те же новые структурные подразделения и должности: приказом от 20.12.2017 N СШ-417 они вводились с 21.02.2018, приказом от 22.12.2017 N СШ-421 - с 22.12.2017, однако приказ об отмене одного из этих приказов в материалы дела не представлен, а часть новых вакантных должностей истцу не предлагалась вовсе.

Данные доводы истца предметом исследования суда апелляционной инстанции также не являлись и правовой оценки в обжалуемом судебном постановлении в нарушение статей 327.1, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не получили.

Ввиду изложенного апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04.04.2019 нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы, что согласно статье 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть все приведенное выше и рассмотреть дело на основании норм закона, подлежащих применению к спорным отношениям, установленных по делу обстоятельств и с соблюдением требований процессуального закона.

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

определила:

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04.04.2019 отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции - Московский городской суд.