Решение Арбитражного суда Республики Алтай от 04.04.2022 по делу N А02-31/2022

"Об удовлетворении заявления: удовлетворив иск о компенсации за нарушение исключительного права, суд исходил из того, что доказательства наличия у ответчика прав использования товарного знака в материалах дела отсутствуют"
Редакция от 04.04.2022 — Действует

АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ

РЕШЕНИЕ
от 4 апреля 2022 г. Дело N А02-31/2022

Резолютивная часть решения объявлена 30.03.2022 года.

Полный текст решения изготовлен 04.04.2022 года.

Арбитражный суд Республики Алтай в составе судьи Кириченко Е.Ф., при ведении протокола секретарем судебного заседания Шелковкиной А.С., рассмотрел в судебном заседании материалы дела по исковому заявлению "Harman International Industries, Incorporated" (Харман Интернешенл Индастриз, Инкорпорейтед) (400 Atlantic Street, д. 400, пом. 1500, Stamford, Connecticut 06901, USA) в лице представителя автономной некоммерческой организации "Защита интеллектуальных прав" "Красноярск против Пиратства" (г. Красноярск, ул. А. Дубенского, д. 4, п/я 324а) к индивидуальному предпринимателю Колотилину Дмитрию Дмитриевичу (ОГРН 304222229200262, ИНН 222312636450, ул. Д. Климкина, д. 20, стр. 3, кв. 31, с. Майма, р-н. Майминский, Республика Алтай)

о компенсации за нарушение исключительного права в сумме 75000 рублей судебных расходов в размере стоимости товара 4330 рублей, стоимости почтовых отправлений в размере 373 рубля 54 копейки, выписки из ЕГРИП на сумму 200 рублей.

Без участия представителей сторон.

Суд

установил:

исковое заявление "Harman International Industries, Incorporated" (Харман Интернешенл Индастриз, Инкорпорейтед) (далее - Компания) в лице представителя автономной некоммерческой организации "Защита интеллектуальных прав" "Красноярск против Пиратства" к индивидуальному предпринимателю Колотилину Дмитрию Дмитриевичу (далее - предприниматель, ответчик) о компенсации за нарушение исключительного права в сумме 75000 рублей, судебных расходов в размере стоимости товара 4330 рублей, стоимости почтовых отправлений в размере 373 рубля 54 копейки, выписки из ЕГРИП на сумму 200 рублей поступило в Арбитражный суд Республики Алтай по подсудности с Арбитражного суда Алтайского края.

Исковые требования обоснованы ссылками на положения статей 12, 14, 493, 1229, 1252, 1484, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определением суда от 17.01.2022 исковое заявление было принято к производству.

В предварительном заседании 24.02.2022 суд, в соответствии со статьей 76 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, приобщил к материалам дела вещественные доказательства:

1. колонка зеленого цвета в коробке бело-оранжевого цвета, кабель черного цвета, инструкция;

2. колонка синего цвета в коробке бело-оранжевого цвета, кабель черного цвета, инструкция, сим-карта Билайн;

3. колонка черного цвета, кабель черного цвета, инструкция;

4. CD диск белого цвета, с надписью 41740 (13.01.21), 41784 (15.01.21), 41821 (18.01.21) ИП Колотилин Д.Д.

Ответчик исковые требования не признал, указав в отзыве, поступившем в суд 21.03.2022, что истцом не представлены доказательства покупки контрафактного товара именно в точках, принадлежащих предпринимателю. Ответчик считает заявленную сумму необоснованно завышенной.

В своем отзыве ответчик ссылался на Указ Президента РФ от 28.02.2022 N 79 "О применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями США и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций". Полагает, что к действиям ответчика необходимо применить положения статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Представители сторон ни в одно судебное заседание не явились, надлежащим образом были уведомлены о времени и месте его рассмотрения.

Определение суда, направленное по юридическому адресу ответчика возвратилось в суд с отметкой "истек срок хранения".

Лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса считаются извещенными надлежащим образом арбитражным судом, если, несмотря на почтовое извещение, адресат не явился за получением копии судебного акта, направленной арбитражным судом в установленном порядке, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд (пункт 2 части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Таким образом, возврат почтовых извещений с пометкой "истек срок хранения" является надлежащим уведомлением ответчика о времени и месте рассмотрения иска.

Кроме того ответчик в отзыве просил рассмотреть дело в отсутствие его представителя.

Каких-либо заявлений, ходатайств от сторон до начала настоящего судебного заседания в суд не поступало.

Суд, исследовав материалы дела, определил, провести судебное заседание в отсутствие представителей сторон и рассмотреть дело по существу по доказательствам, имеющимся в материалах дела в соответствии со статьями 126, 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Рассмотрев и оценив по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации материалы дела, суд считает, что иск подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, Компания "Harman International Industries, Incorporated" является действующим юридическим лицом, которое зарегистрировано надлежащим образом в соответствии с законодательством штата Делавэр. Компания является обладателем исключительного права на товарный знак N 708253, удостоверяемого свидетельством на товарный знак (знак обслуживания), выданным Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам.

Товарный знак N 708253 имеет правовую охрану в отношении 09 класса Международной классификации товаров и услуг, включающего, в том числе наушники, аппаратуру для записи, передачи и воспроизведения звуков.

Права Компании на интеллектуальную собственность подтверждаются выписками из реестра товарных знаков N 708253 (!J).

Как следует из материалов настоящего дела в ходе закупки, произведенной 13.01.2021 года в торговой точке, расположенной вблизи адреса: Алтайский край, г. Барнаул, Площадь Победы, д. 16, установлен факт продажи контрафактного товара (колонка) (далее - товар N 1).

В подтверждение продажи был выдан чек, в котором указано наименование продавца: ИП Колотилин Дмитрий Дмитриевич, дата продажи - 13.01.2021, ИНН продавца: 222312636450.

На товаре N 1 содержится обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком: N 708253 (!J).

В ходе закупки, произведенной 15.01.2021 года в торговой точке, расположенной вблизи адреса: Алтайский край, г. Барнаул, проспект Ленина, д. 49, установлен факт продажи контрафактного товара (колонка) (далее - товар N 2).

В подтверждение продажи 15.01.2021 также был выдан чек с наименование продавца: ИП Колотилин Дмитрий Дмитриевич, ИНН продавца: 222312636450.

На товаре N 2 содержится обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком: N 708253 (!J).

В ходе закупки, произведенной 18.01.2021 года в торговой точке, расположенной вблизи адреса: Алтайский край, г. Барнаул, пр. Строителей, 117, установлен факт продажи контрафактного товара (колонка) (далее - товар N 3).

В подтверждение продажи был выдан чек от 18.01.2021 с указанием наименования продавца: ИП Колотилин Дмитрий Дмитриевич, ИНН 222312636450.

На товаре N 3 содержится обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком: N 708253 (!J).

В целях досудебного урегулирования спора истец направил ответчику 27.08.2021 претензию о выплате компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак, а также судебных издержек.

Поскольку ответчиком требования добровольно не исполнено истец обратился в суд с исследуемым иском.

Удовлетворяя иск в полном объеме, суд руководствовался следующими нормами.

В силу статьи 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются, в частности, товарные знаки и знаки обслуживания.

На товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1479 Гражданского кодекса Российской Федерации)

Согласно части 1 статьи 1477 Гражданского кодекса Российской Федерации на территории Российской Федерации действует исключительное право на товарный знак, зарегистрированный федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, а также в других случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации. В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации (статья 1482 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Правообладателю принадлежит исключительное право использовать товарный знак и запрещать использование товарного знака другими лицами. Никто не может использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникает вероятность смешения (статья 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами.

Так в силу пункта 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом.

Статья 1250 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными Кодексом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права.

Согласно пункту 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных Гражданским кодексом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

Правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения; в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака (пункт 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктами 1, 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Судом установлено, что исключительное право истца на товарный знак N 708253 подтверждается свидетельством на товарный знак (знак обслуживания), выданным Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам.

Обращаясь в суд, истец указал, что ответчик без разрешения правообладателя в принадлежащих ему торговых точек, расположенных по адресам: Алтайский край, г. Барнаул, Площадь Победы, д. 16; Алтайский край, г. Барнаул, проспект Ленина, д. 49; Алтайский край, г. Барнаул, пр. Строителей, 117 реализовал товар - три колонки, на которых имеется обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком: N 708253 (!J).

Судом установлено, что на реализованном ответчиком товаре присутствует обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком N 708253 (!J).

В соответствии с пунктом 13 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности" (далее - Информационное письмо N 122) вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы.

Как разъяснено в пункте 162 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 10) согласно пункту 3 статьи 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации для установления факта нарушения достаточно опасности, а не реального смешения товарного знака и спорного обозначения обычными потребителями соответствующих товаров. При этом смешение возможно, если в целом, несмотря на отдельные отличия, спорное обозначение может восприниматься указанными лицами в качестве соответствующего товарного знака или если потребитель может полагать, что обозначение используется тем же лицом или лицами, связанными с лицом, которому принадлежит товарный знак.

Как следует из правовой позиции постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 3691/06, вывод о сходстве делается на основе восприятия не отдельных элементов, а товарных знаков в целом (общего впечатления).

При рассмотрении вопроса о сходстве используемого ответчиками обозначения с товарным знаком истца, суд руководствуется положениями Правил составления, подачи и рассмотрения документов, являющихся основанием для совершения юридически значимых действий по государственной регистрации товарных знаков, знаков обслуживания, коллективных знаков, утвержденных приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 20.07.2015 N 482 (далее - Правила).

При визуальном сравнении обозначения, нанесенного на реализованные ответчиком товары (колонки), с товарным знаком истца N 708253 (!J), судом установлено визуальное сходство изображений, позволяющее ассоциировать сравниваемые объекты один с другим и сделать вывод об их сходстве до степени смешения.

Суд признает, что оценка обозначения на товарах и вышеуказанный товарный знак указывает на их сходство до степени смешения. Учитывая устойчивую ассоциацию нанесенного на товары обозначения и товарного знака N 708253 (!J), суд приходит к выводу о нарушении ответчиком исключительных прав истца на товарный знак N 708253 (!J).

На товарах отсутствуют указания на правообладателя - Harman International Industries, Incorporated, сведения об импортере, составе товара, и т.п.

Ответчик доказательств наличия у него прав использования товарного знака истца в материалах дела отсутствуют. Ответчиком также не доказано, что истец в установленном законом порядке передавал ему свои исключительные права на товарные знаки.

В соответствии с пунктом 59 Постановления Пленума N 10 компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения.

В предмет доказывания по требованию о защите права на товарный знак, исходя из приведенных норм права, а также статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, входят следующие обстоятельства: факт принадлежности истцу указанного права и факт его нарушения ответчиком путем использования товарного знака либо обозначения, сходного с ним до степени смешения.

Факт продажи товара, подтверждается материалами дела, а именно:

- видеозаписью реализации товара в торговых точках,

- оригиналами чеков, содержащими сведения о наименовании продавца: ИП Колотилин Дмитрий Дмитриевич, даты продажи: 13.01.2021, 15.01.2021, 18.01.2021. ИНН продавца: 222312636450;

- приобретенными товарами (колонки).

Компакт-диск с записью процесса приобретения товара в указанные даты воспроизведен судом. Видеозапись покупки отображает местонахождение торговых точек, процесс выбора приобретаемого товара, его оплаты, выдачи чеков. На видеозаписи отображается содержание чеков, приобщенных к материалам дела, и внешний вид приобретенных товаров.

Представленная в материалы дела видеозапись подтверждает факт приобретения спорных товаров в торговых точках, расположенных по адресам: Алтайский край, г. Барнаул, Площадь Победы, д. 16; Алтайский край, г. Барнаул, проспект Ленина, д. 49; Алтайский край, г. Барнаул, пр. Строителей, 117.

Согласно статье 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Согласно статье 89 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. К иным документам и материалам относится материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По смыслу статей 12, 14 Гражданского кодекса Российской Федерации, части 2 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации видеосъемка при фиксации факта распространения контрафактной продукции является допустимым способом самозащиты и отвечает признакам относимости, допустимости и достоверности доказательств.

Ведение видеозаписи (в том числе скрытой камерой) в местах, очевидно и явно открытых для общего посещения и не исключенных в силу закона или правового обычая от использования видеозаписи, является элементом самозащиты гражданского права, что соответствует статье Гражданского кодекса Российской Федерации и корреспондирует часть 2 статьи 45 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. При этом суд отмечает, что на просмотренной судом видеозаписи следует, что последовательность видеоряда не нарушена, выданные продавцами кассовые чеки из объектива камеры не исчезали и соответствуют тем чекам, которые представлены в материалы дела.

Кроме того, ответчик факт расположения торговых точек непосредственно по адресам, указанным истцом в исковом заявлении и в видеозаписи не оспорил, как и факт выдачи кассовых чеков.

Видеосъемка, произведенная истцом в целях самозащиты, является допустимым доказательством. Видеосъемка подтверждает, какой именно товар был продан, даты покупки следует из кассовых чеков, которые подтверждают факт заключения разовой сделки купли-продажи с ответчиком.

В соответствии со статьями 426, 492 и 494 Гражданского кодекса Российской Федерации выставление на продажу спорной продукции свидетельствует о наличии со стороны ответчика публичной оферты, а факт ее продажи подтверждается видеозаписью процесса покупки.

Договор розничной купли-продажи считается заключенным в надлежащей форме с момента выдачи продавцом покупателю кассового или товарного чека или иного документа, подтверждающего оплату товара (статья 493 Гражданского кодекса Российской Федерации). Представленные в материалы дела чеки содержат необходимые реквизиты, стоимость покупки, отвечают требованиям статей 67 и 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, следовательно, являются достаточным доказательством заключения договора розничной купли-продажи между ответчиком и представителем истца.

Кроме того, судом произведен осмотр товара (колонки). Внешний вид товара позволяет сделать вывод о том, что в материалы дела истцом в качестве доказательства представлен именно тот товар, который был приобретен у ответчика 13.01.2021, 15.01.2021, 18.01.2021. Следовательно, сам купленный товар (колонки) в совокупности с чеками и видеозаписью совершения покупки также подтверждают факт приобретения у ответчика контрафактного товара.

Указанные доказательства подтверждают факт реализации ответчиком спорного товара.

При разрешении настоящего спора подлежат применению нормы статей 1229, 1259, 1270, 1477 и 1484 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающие право правообладателя произведения, включая его части, название, персонажи, а также правообладателя товарного знака по своему усмотрению разрешать или запрещать иным лицам использование принадлежащего ему произведения и средства индивидуализации товаров и услуг, а также нормы статей 1252, 1301 и 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми правообладатель товарного знака вправе требовать взыскания с правонарушителя компенсации за его незаконное использование

Доказательства наличия у ответчика прав использования товарного знака в материалах дела отсутствуют.

По смыслу указанных норм нарушением исключительного права владельца товарного знака признается использование не только тождественного товарного знака, но и сходного с ним до степени смешения обозначения.

Истцом заявлено требование о взыскании с ответчика правонарушителя 75000 рублей компенсации за нарушения исключительного права на товарный знак.

В силу статьи 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;

3) в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель.

В силу пункта 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права.

Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. Размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, размер компенсации определяется судом за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. При этом в случае, если права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации за нарушение прав на них с учетом характера и последствий нарушения может быть снижен судом ниже пределов, установленных настоящим Кодексом, но не может составлять менее пятидесяти процентов суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

Подпунктом 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена ответственность за незаконное использование товарного знака, согласно которому правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от десяти тысяч до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;

2) в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, или в двукратном размере стоимости права использования товарного знака, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование товарного знака.

В настоящем случае истцом выбран способ определения компенсации из расчета от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей за каждый случай нарушения исключительного права. Размер суммы взыскиваемой компенсации, исходя из пункта 3 статьи 1252, статей 1301, 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации, определен истцом - 75000 рублей (по 25000 рублей за каждое нарушение). Таким образом, компенсация заявлена истцом в размере, превышающем минимальный размер за нарушение исключительного права.

Ответчик, заявляя о завышенном размере требований, заявил о снижении до компенсации до минимальной суммы, вместе тем доказательств в обосновании заявленной позиции не представил. Возражения ответчика со ссылкой на Указ Президента РФ от 28.02.2022 N 79 судом отклонены, поскольку односторонний отказ стороне в защите прав на интеллектуальную собственность по указанной причине не допускается.

Суд не усматривает в действиях истца, имеющего на территории Российской Федерации представителя, злоупотребления правом.

В соответствии с пунктом 59 Постановления Пленума N 10 компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать факт несения убытков и их размер.

Из пункта 62 Постановления Пленума N 10 следует, что рассматривая дела о взыскании компенсации, суд, по общему правилу, определяет ее размер в пределах, установленных Гражданским кодексом Российской Федерации (абзац второй пункта 3 статьи 1252).

Суд определяет размер подлежащей взысканию компенсации и принимает решение (статья 196 ГПК РФ, статья 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), учитывая, что истец представляет доказательства, обосновывающие размер компенсации (абзац пятый статьи 132, пункт 1 части 1 статьи 149 ГПК РФ, пункт 3 части 1 статьи 126 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), а ответчик вправе оспорить как факт нарушения, так и размер требуемой истцом компенсации (пункты 2 и 3 части 2 статьи 149 ГПК РФ, пункт 3 части 5 статьи 131 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован.

При определении размера компенсации суд учитывает, в частности, обстоятельства, связанные с объектом нарушенных прав (например, его известность публике), характер допущенного нарушения (в частности, размещен ли товарный знак на товаре самим правообладателем или третьими лицами без его согласия, осуществлено ли воспроизведение экземпляра самим правообладателем или третьими лицами и т.п.), срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, наличие и степень вины нарушителя (в том числе носило ли нарушение грубый характер, допускалось ли оно неоднократно), вероятные имущественные потери правообладателя, являлось ли использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, существенной частью хозяйственной деятельности нарушителя, и принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Указанный подход отражен и в пункте 47 Обзора от 23.09.2015, согласно которому при взыскании на основании подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсации за незаконное использование товарного знака суд определяет ее размер не произвольно, а исходя из оценки представленных сторонами доказательств.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 13.12.2016 N 28-П высказана правовая позиция, согласно которой суды при наличии определенных условий и с учетом характера и последствий нарушения вправе снижать размер компенсации ниже предела, установленного абзацем третьим пункта 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации в названном Постановлении указал, что пункт 3 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с другими положениями данного Кодекса, включая его статьи 1301, 1311 и 1515, закрепляет в числе прочего правила, которыми должен руководствоваться суд при определении размера компенсации в случае, если одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации: в таких случаях размер компенсации определяется судом - в пределах, установленных данным Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости - за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации; если же права на соответствующие результаты или средства индивидуализации принадлежат одному правообладателю, общий размер компенсации может быть снижен судом ниже пределов, установленных данным Кодексом.

При этом суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела, установленного законом, по своей инициативе, обосновывая такое снижение лишь принципами разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Учитывая вышеизложенное, оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд, с учетом характера допущенного нарушения, степени вины нарушителя, принимая во внимание вероятные убытки правообладателя, принципы разумности и справедливости, а также соразмерность компенсации последствиям нарушения, суд пришел к выводу, что заявленные истцом требования являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

По мнению суда, компенсация в указанном размере является соразмерной последствиям нарушения и соответствует принципу разумности и справедливости с учетом характера допущенного нарушения и иных установленных по делу обстоятельств. Взыскание такой суммы компенсации позволяет не только возместить стороне (истцу) убытки, в связи с неправомерным использованием, принадлежащих ему товарных знаков при осуществлении ответчиком предпринимательской деятельности, но и удержать ответчика от нарушения интересов истца в будущем

На основании вышеизложенного суд удовлетворяет требование истца о взыскании с ответчика компенсации в заявленном размере 75000 рублей.

Рассмотрев требования истца о взыскании с ответчика судебных расходов на приобретение товара, постовых отправлений, стоимости выписки из ЕГРИП суд пришел к следующему выводу.

В соответствии со статьей 112 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, вопросы распределения судебных расходов разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрения дела по существу, или в определении.

В силу статьи 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, относятся денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, специалистам, свидетелям, переводчикам, расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), расходы юридического лица на уведомление о корпоративном споре в случае, если федеральным законом предусмотрена обязанность такого уведомления, и другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований. Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах (части 1, 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Заявленные истцом судебные издержки в размере 373 рубля 54 копейки, по мнению суда, понесены в связи с рассмотрением настоящего дела (отправкой ответчику претензии, а также копии иска и приложенных к нему документов), подтверждены почтовыми квитанциями с описями вложения в письмо, в связи с чем, указанные расходы подлежат взысканию с ответчика в пользу истца.

Кроме того, согласно пункту 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела" расходы, понесенные истцом в связи с собиранием доказательств до предъявления искового заявления в суд, также могут быть признаны судебными издержками, если несение таких расходов было необходимо для реализации права на обращение в суд и собранные до предъявления иска доказательства соответствуют требованиям относимости, допустимости.

Исходя из взаимосвязи статьи 106 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с положениями статей 64, 65 Кодекса, за счет проигравшей стороны могут подлежать возмещению и расходы, связанные с получением в установленном порядке сведений о фактах, представляемых в арбитражный суд лицами, участвующими в деле, для подтверждения обстоятельств, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (данная правовая позиция выражена в определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 25.09.2014 N 2186-О, от 04.10.2012 N 1851-О).

Предметом иска по настоящему делу является взыскание компенсации за нарушение исключительных прав. В предмет доказывания по делу входит, в том числе, установление факта реализации товара, содержащего обозначения, сходные до степени смешения с товарным знаком и персонажем, в отношении которых истец имеет приоритет, в отсутствие согласия истца.

На основании вышеизложенного, расходы в размере стоимости товара в сумме 4330 рублей отвечают установленным статьей 106 Кодекса критериям судебных издержек и подлежат взысканию с ответчика в пользу истца.

Требования о возмещении стоимости выписки из ЕГРИП на сумму 200 рублей также подтверждены материалами настоящего дела (платежное поручение N 4917 от 21.07.2021) и подлежат взысканию с ответчика в пользу истца.

В силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны пропорционально удовлетворенным требованиям.

Государственная пошлина по настоящему иску составила 3000 рублей. При подаче искового заявления истцом платежными поручениями N 7271 от 14.10.2021 была уплачена государственная пошлина в указанной сумме.

В соответствии с частями 1 - 2 статьи 80 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вещественные доказательства, находящиеся в арбитражном суде, после их осмотра и исследования судом возвращаются лицам, от которых они были получены, если они не подлежат передаче другим лицам.

Арбитражный суд вправе сохранить вещественные доказательства до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела, и возвратить их после вступления указанного судебного акта в законную силу.

Согласно пункту 14.10 Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной и кассационной инстанций) (ред. от 11.07.2014) указано, что вещественные доказательства хранятся в суде до вступления в законную силу судебного акта, которым закончено производство по делу.

Между тем, согласно пункту 4 статьи 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда изготовление, распространение или иное использование, а также импорт, перевозка или хранение материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство, такие материальные носители считаются контрафактными и по решению суда подлежат изъятию из оборота и уничтожению без какой бы то ни было компенсации, если иные последствия не предусмотрены Гражданского кодекса Российской Федерации

Поскольку судом установлено, что вещественные доказательства - колонки, обладают признаками контрафактного товара, следовательно, не подлежат возврату и подлежат уничтожению после вступления решения в законную силу.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд относит судебные расходы истца в указанной сумме на ответчика.

Руководствуясь статьями 110, 167 - 170, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

решил:

исковые требования удовлетворить.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Колотилина Дмитрия Дмитриевича (ОГРН 304222229200262, ИНН 222312636450, ул. Д. Климкина, д. 20, стр. 3, кв. 31, с. Майма, р-н. Майминский, Республика Алтай) в пользу Harman International Industries, Incorporated" (Харман Интернешенл Индастриз, Инкорпорейтед) (400 Atlantic Street, д. 400, пом. 1500, Stamford, Connecticut 06901, USA) в лице представителя автономной некоммерческой организации "Защита интеллектуальных прав" "Красноярск против Пиратства" (г. Красноярск, ул. А. Дубенского, д. 4, п/я 324а) компенсацию за нарушение исключительного права в сумме 75000 (семьдесят пять тысяч) рублей, судебные расходы стоимости товара в сумме 4330 (четыре тысячи триста тридцать) рублей, стоимость почтовых отправлений в размере 373 (триста семьдесят три) рубля 54 копейки, стоимость выписки из ЕГРИП на сумму 200 (двести) рублей, расходы по уплате государственной пошлины в сумме 3000 (три тысячи) рублей.

Решение может быть обжаловано в месячный срок со дня его принятия в Седьмой арбитражный апелляционный суд путем подачи жалобы через Арбитражный суд Республики Алтай.

Решение может быть обжаловано в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в законную силу, если оно было предметом рассмотрения в арбитражном суде апелляционной инстанции или если арбитражный суд апелляционной инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока подачи апелляционной жалобы.

Судья
Е.Ф. КИРИЧЕНКО